cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
Интересное в номере
Общество
Раз, два, рептилоид заберет тебя
Событие
Проект на вырост
09/07/2014

Жизнь



Режиссер: Денис Казачук
В роли Рассказчика: Денис Казачук
Куклы: Дедушка Тишка, Немцы, Звезды, Воробьи, Пуля


   Перед началом спектакля режиссер и исполнитель роли Рассказчика Денис Казачук, глядя публике в глаза, произносит реплику: «Этот спектакль посвящается всем живым, когда-либо защищавшим свою землю». После чего небольшое пространство Камерной сцены погружается в темноту. Спустя считанные мгновения софиты снова загораются и ровным, теплым светом заливают стол, на котором Казачук разыграет платоновский фантастический сюжет. То, что для своей первой режиссерской работы ученик Руслана Кудашова выбрал рассказ Андрея Платонова ничуть не удивительно. Сам Кудашов десять с лишним лет назад дебютировал «Рекой Потудань». Так что выбор во многом объясним и понятен. Понятны и выразительные средства, которые используются в «Жизни». Грубо сработанная кукла сердитого деда Тишки напоминает о тех незамысловатых, трогательных игрушках, про которые можно узнать в Этнографическом музее или на выставках всевозможных народных промыслов. Огромные, чуть не в пол-лица, глаза, длинные руки (одна сжата в твердый кулак, другая – развернута ладошкой вверх), окладистая седая борода  - притягивают внимание к себе.  Ходит дед вперевалочку, по-хозяйски оглядывает осиротевшую деревню Отцовы Отвершки. Жители покинули ее, потому что шел сюда «враг – немец-фашист». Один упрямец Тишка отказался бросать землю, где похоронил родителей и даже собственных детей. Да неплохо бы и немца окоротить, «алчный, единоличный народ». Еще Казачук задействует бытовые предметы, персонифицируя их. Чемодан выполняет не только привычную для него функцию, но и роль тишкиного соседа. С ним дед болтает через плетень, объясняя - почему не желает уходить. Гитлеровских офицеров и солдат  Казачук поначалу лишает каких бы то ни было человеческих черт, представляя их в образе то ли робота, то ли машины, сконструированной из металлических трубок и пластин. То есть лишенных души. Посему убийство для них занятие привычное и будничное. Пуля,  вылетев откуда-то из машинных недр, пролетает небольшое расстояние словно в замедленной съемке и попадает в дедову грудь. Однако нет смерти для платоновского героя, как нет смерти и для героев настоящей войны. ««Врастет,  обживется,  салом подернется, и я сам про него забуду, что есть оно, что нет». Он встал, пошел обратно на свою деревню».

   Деревенские колодцы жители «завалили под одно лицо с землей». Произнося эту реплику, Денис Казачук отпивает воды из стакана (словно напоследок хочет забрать с собой запах родных источников) и наполняет его по самый верх то ли песком, то ли солью. Три воробушка (у Платонова их семь), в которых дед Тишка пытается найти собеседников, порхают в небе под бодрый марш  братьев Покрасс, словно сталинские «соколы». Оккупанты в человеческом облике, кстати, все-таки появляются. Изображает немца сам Рассказчик, нацепивший маленькие усики, шляпу и очки. Привычный гротескный образ, появлявшийся не в одном десятке советских фильмов о войне, повторяется отчасти и здесь: гитлеровец говорит на ломаном русском языке, ужимками и мимикой напоминает клоуна из задрипанного шапито, а под конец устраивает знаменитый  чаплинский «танец булочек». Только глядя на это представление не смешно, а страшно – на вилки-то наколот хлеб, который так старался уберечь дед.
 
   Тишка решает уничтожить врагов, спалив деревню вместе с ними. Гибель Отцовых Отвершек выглядит следующим образом: за спиной режиссера вспыхивает трепещущее огненное зарево, а робота-машину он накрывает темной тканью. Пройдет несколько мгновений, и под этой материей обнаружится лишь горстка обгоревших деталей. Таким лаконичным и четко артикулированным языком режиссер разговаривает с публикой все 50 минут действия. В финале, когда закончатся муки и страдания, под только что «игравшими» предметами обнаружится простая тканая рубаха. Денис Казачук натянет ее на себя -  рядом с сердцем будет зиять рваная, окровавленная дыра.

   Андрей Платонов написал «Рассказ о мертвом старике» в переломный для всей войны год - 1942-й. Денис Казачук на каком-то глубинном, внешне неуловимом уровне, перенял от своего учителя способность тонко чувствовать платоновский язык и сумел найти для него адекватную сценическую форму. Писательская мысль, заложенная в тексте, прочитывается легко: нельзя поступаться честью и достоинством, защищать свою землю должно до конца, не отдавая ни пяди.  Пока нынешняя пропагандистская машина безуспешно пытается вдолбить гражданам простейшие понятия о патриотизме, любви к Родине и пр., трепетный и щемящий спектакль Казачука достигает той же цели, но без насилия над умами и душами. 

Большой Театр Кукол
(812) 273-66-72    
Ул., Некрасова., д.10
www.puppets.ru

Наталия Эфендиева и Евгения Леонидова

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев к данной записи еще нет
Ваш комментарий может стать первым
Добавить комментарий