cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
Интересное в номере
Общество
Раз, два, рептилоид заберет тебя
Событие
Проект на вырост
17/04/2013

Закон о загадочных чувствах


Закон о загадочных чувствах

Нижняя палата в первом чтении утвердила законопроект, вводящий уголовное наказание за оскорбление чувств верующих. В соответствии с ним публично оскорбившему или унизившему богослужение, другие религиозные обряды и церемонии, а также оскорбившему религиозные убеждения и чувства граждан будет грозить штраф до трехсот тысяч рублей или лишение свободы сроком до трех лет. А «за осквернение объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест, предназначенных для совершения богослужения, других религиозных обрядов и церемоний религиозных объединений, а равно повреждение и(или) разрушение таких предметов (мест)- штраф от ста до пятисот тысяч рублей или лишение свободы на срок до пяти лет». Данный законопроект призван устранить «пробелы в правовом регулировании в части, касающейся ответственности лиц, оскорбляющих религиозные убеждения граждан России исповедующих христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России…».

Сказать, что этот законопроект очень странен, значит не сказать ничего. Пока что его отправили на доработку для устранения неточностей в формулировках и возможного смягчения наказания по его статьям. Но, как часто у нас бывает в последнее время, нет никакой гарантии того, что неточности действительно исправят или что после их устранения закон не сделается еще более странным.

Взять хотя бы формулировку «религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России». Сейчас ее посчитали неточной, и пообещали, что ко второму чтению она будет звучать по другому — тогда под действие закона подпадут все религиозные течения. С одной стороны, в том виде, в котором данное положение звучит сейчас, действительно, энное количество традиционных для России религиозных течений остается за рамками действия закона. И, судя по всему, в случае возникновения спорной ситуации некто, кем–то наделенный авторитетом в данной области, будет решать является ли та или иная религиозная конфессия неотъемлемой частью нашего исторического наследия, — и это будет вызывать массу вопросов и разногласий. Зато в том случае, если под действие закона будут подпадать все религии, то нас будут ждать веселые времена. Наши народные избранники, наверное, плохо осведомлены о количестве всевозможных религиозных течений и весьма опрометчиво не допускают мысли о возможности судебного процесса над осквернителем священного для почитателей макаронного монстра дуршлага или над автором карикатуры на великого ктулху. То есть изменится ли данная формулировка в законе или нет, но стабильности и ясности в вопросах религии от такого закона ждать не придется.

Вполне возможно, что ко второму чтению творцы законопроекта даже подружатся с понятийным аппаратом, а заодно и с ­русским языком и все-таки придут к выводу, что если богослужение и обряд, хоть и с большой натяжкой, можно унизить, то уж оскорбить их ну никак невозможно. Унизить что-то еще можно — по крайней мере, в соответствии со словарем Даля, но вот оскорбить точно можно только кого–то. Обряд, как и богослужение, оскорбиться ну никак не могут, оскорбиться могут лишь люди в них участвующие. Хотя, может быть, по мнению наших депутатов, иск за оскорбление может быть подан от имени самого обряда или богослужения. Но и это в общем–то мелочи. Самый наиглавнейший вопрос, возникающий в связи с принятием данного законопроекта, относится к его ключевому понятию, именуемому «религиозные чувства граждан». И вот тут то и начинается откровенная мистика, потому что нигде, — ни в одном законе и даже ни в одной энциклопедии, — нет определения этих загадочных чувств. Хотя дается описание чувств обычных.

Анатомия, например, утверждает, что человек наделен пятью органами чувств: языком, глазами, носом, ушами и кожей. Благодаря им мы обладаем такими полезными чувствами, как вкус, обоняние, зрение, слух и осязание. Психология также рассказывает о чувствах, но уже как об особом виде эмоциональных переживаний, которые носят отчетливо выраженный предметный характер. К таковым относятся чувство голода, жажды, боли, усталости, печали и радости, любви и ненависти, стыда, восторга, сострадания и так далее. Причем все эти чувства в той или иной мере способен испытывать каждый человек в независимости от возраста, профессии, национальности, сексуальной ориентации и вероисповедания. Другими словами, как бы представители рода человеческого не разнились по цвету кожи, политическим взглядам, художественным предпочтениям и прочим жизненным интересам, включая религиозные воззрения, в проявлениях эмоционально–чувственной сферы все мы равны без исключения.

Поэтому остается полнейшей загадкой, что же авторы законопроекта подразумевали под «религиозными чувствами», и какое будущее у такого закона в плане правоприменительной практики. Можно предположить, что в том случае, если закон все–таки будет утвержден, будут возможны два ­варианта развития событий. Либо этот закон не сможет применяться на практике, потому что ни один потерпевший не сможет доказать, что оскорблены его именно религиозные чувства — но тогда наша дума принимает заведомо мертвый закон. Либо, наши суды своими приговорами начнут активно пополнять и российский бюджет и российские тюрьмы, принимая к рассмотрению любой иск на религиозную тему. Но в этом случае этот закон не только не будет способствовать установлению мира и взаимопонимания в обществе, а наоборот, послужит камнем преткновения для дальнейшего его разобщения. Ведь речь пойдет не только о противостоянии верующих с атеистами (хотя очень интересно на сколько потянет по новому закону утверждение о том , что бога нет), но и о противостоянии различных религиозных конфессий друг с другом. Как показывает история, несть числа явлениям, предметам и высказываниям, которые могут оскорбить того или иного особо рьяного последователя той или иной религии.

По сути, этот действительно странный во всех отношениях закон — этакая мина замедленного действия, которую наши депутаты то ли сознательно, то ли по недомыслию закладывают под наше общество. Жаждущий оскорбиться всегда будет чем-то оскорблен. И можно сколько угодно хихикать над людьми, в порыве истовой веры оскорбляющимися перекрестием сливов в раковине или кощунственным узором подошвы ботинок. Но всем станет не до смеха, когда закон встанет на сторону тех, кто решит оскорбиться высказываниями русских классиков (а такие примеры уже были в рамках 282 статьи УК), картинами, статуями, архитектурой, спектаклями, фильмами, фасоном одежды или кинотеатрами и бизнес центрами, названными именами языческих богов — да мало ли того, чем можно оскорбиться при желании.

Никто не спорит, при наличии такого закона, уже вряд ли кто-то решится исполнить панк молебен (хотя и без всякого закона его участницы получили по два года тюрьмы) или принародно спиливать кресты. Но неужели из–за двух единичных и вопиющих случаев так необходимо ставить все общество, мягко выражаясь, в крайне неудобную позу?

Лариса Щурова

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев к данной записи еще нет
Ваш комментарий может стать первым
Добавить комментарий