cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
Интересное в номере
Общество
Раз, два, рептилоид заберет тебя
Событие
Проект на вырост
11/03/2015

Война четвертого типа. Часть 2



Pulse продолжает разговор о войне четвертого типа с военным экспертом и блогером Владимиром Янкелевичем.
(начало интервью в февральском номере Pulse или на нашем сайте Война четвертого типа. Часть 1)



- Вернемся к войне четвертого типа… Возможно ли, чтобы сегодня началась война по тем же причинам, по которым началась Первая мировая?

- Первая мировая война произошла нипочему. Была открытая Европа, все было. И были военные ведомства. Если одно ведомство строило военный корабль, то другое тоже начинало строить такой корабль и т.д. В элите накопилась пустота. Реально никто не пытался ничего делить: ни колонии, ни что-то еще. Просто накопилась усталость в Европе. Одни и те же рожи, одни и те же события… и произошел выплеск этой усталости.

- Есть версия, что вторая мировая война явилась продолжением первой, и что, в принципе, война продолжается и сейчас (у нее были два горячих периода, потом холодный). Можно ли считать, что сейчас заканчивается очередной холодный период и начинается опять горячий? И согласны ли вы с тем, что появление войны четвертого поколения связано с тем, что война на самом деле не кончалась?

- Вторая Мировая явилась продолжением Первой. Маршал Фош, познакомившись с Версальским мирным договором, сказал: «Это не мир, это перемирие сроком на 20 лет». Ошибся он на две недели. Так что Вторую мировую вполне легитимно рассматривать, как продолжение Первой.

  Война четвертого типа – это нечто совсем другое. Надо посмотреть, чтосегодня на самом деле происходит в мире. Возьмем, например, Бразилию, там глава государства – бывшая террористка, в Аргентине к власти пришли леваки. Бразилия до прихода нынешней власти была на подъеме, а сейчас практически согнулась, потому что тот, кто приходит на базе социального популизма, тот проигрывает. Именно это и происходит в Венесуэле, которая плавает в нефти и, вроде, должна жить в достатке… Кто-нибудь говорит из них, что наши правительства ведут нас не туда, не той дорогой? Все говорят: «это происки США, и мы противостоим им, иначе они нас поставят на колени.» Вот это все сужается или расширяется в мире? Я думаю, что расширяется.

  Или можно, чтобы было конкретнее, посмотреть вокруг Израиля. Какие здесь реальные страны крупные, которые против Израиля. Скажем так, я бы никого здесь не назвал нашими друзьями. Возможна война Египта с Израилем? Я считаю, что она абсолютно невозможна сейчас. Потому что Египет встал на курс борьбы с исламским экстремизмом и поэтому стал партнером Израиля. Саудовская Аравия, будучи мощной военной державой, не нападет. Почему? Потому что восток СА, ее нефтяное сердце, заселен шиитами, и это самый взрывоопасный район. А правят в СА сунниты. Шиитов поддерживает их Иран. Кто может помочь ему быть зонтиком, быть союзником? Обама? Кроме Израиля практически никто. Взаимодействие тут работает вот так.

  Далее, что такое Иордания? Основной состав населения Иордании – выходцы из Палестины, палестинские беженцы. Население Иордании - это бедуины ипалестинцы. Так вот эти палестинцы не ассоциируют себя с бедуинами, они против королевской династии. И, как следствие, у короля Иордании шестьдесят процентов населения ненадежны. Они не то что идут с войной, но это не та опора. И теперь, если иорданская армия в состоянии противостоять и Ирану (если надо будет), или исламскому государству, то у нее есть пятая колонна, которая ударит в спину, солидаризируется, и уже есть очаги исламского государства. Кто им нужен, как союзник? Вы посмотрите на карту. Единственный союзник - это Израиль.  Получается, что расклад вот такой.

  Но реально, кто может разогреть ситуацию против Израиля? Физически, по параметрам – это Турция и Иран. Турки пойдут на это? Во-первых, они члены НАТО, во-вторых, это будет подрыв экономики, в-третьих, у них нет общей с Израилем границы. Они, конечно, могут что-то говорить, делать какие-то гадости, но реально воевать они не полезут. Что касается Ирана, то Ирану до Израиля далеко телепаться. Если же он решит выстрелить, то по маршруту его ракеты лежит Бахрейн со штабом американского флота, СА, Иордания. И все эти субъекты не будут знать в кого летит ракета, Израиль же последний на этой линии. Поэтому ситуация разогрева есть, но реально реализоваться не может. Есть опасность каких-нибудь идиотов, типа ХАМАСа: ракета, стрельба по автобусам, взрывы и т.д. Вот это сегодня и есть.

  Остается война каких-то повстанцев, террористов-партизан, за спиной которых стоит государство, которое формально вроде и ни при чем. Это и есть война четвертого типа.

- Возвращаясь опять же к войне четвертого типа. Что в ней является победой? Ведь некоему псевдогосударству (ХАМАС, ИГИЛ и т.д.) им же не нужна завоеванная территория и ответственность за нее они на себя брать не будут…

- Есть такой хороший термин – «псы войны». Мы хотим мира: нормально жить, ходить в школу, шашлычок поджарить на балконе или лужайке, а им нужна война. В сети показали, как отрезают голову американским журналистам. Что это вызывает в массах? А это смотря в каких. У одной части этой вызывает возмущение и стремление с ними разобраться, а у другой – восхищение.

- Что делать в такой ситуации? Когда сейчас уже имеется выросший невоспитанным и асоциальным «подросток». Его обязательно отселять, или можно вернуть его в семью и воспитать? Насколько тогда мир будет спокойным?

- Вот сейчас знаменитые ирландские террористы что-нибудь взрывают в Англии? Нет. Дело в том, что у них же в генетическом коде не записано, что они террористы. Были условия, при которых они были террористами, а потом перестали ими быть. Террорист – это не значит, что он на всю оставшуюся жизнь останется террористом. Это не так. Сегодня доктор Моше Кедар высказал такую мысль, что нам нужно не два государства для двух народов, а Израиль и девять государств. В чем здесь смысл? Арабы организованы по кланам, по семьям, по родам. На арабском это называется хамула – семейное сообщество, которое может разрастаться до размеров государства. Хамула саудова – это государство Саудовской аравии. Если кто-то один чего-то добился, то значит добилась хамула. Если кто-то стал генералом, то добилась хамула, если какая-то девка стала проституткой, то проституткой стала вся хамула и ни одну девку из этой хамулы замуж брать уже не будут. Значит, например, если вот в этом городе живет хамула такая-то, то надо сказать: «вот ты шейх, и вот твое государство». В другом городе сделать то же самое. Построить такие отношения, когда они сами построят свои государства.

- Тогда возникает вопрос, кто их будет признавать? Это должны делать международные институты… Есть их энное количество, начиная с ООН и заканчивая черт знает кем. И роль свою они не исполняют…


- С этим я не могу согласиться. Они исполняют свою роль, но, понятно, не ту, для которой они созданы.

- Они создавались для того, чтобы вопросы в мире решались посредством «торговли», а не посредством «войны»…

- Эта идея принадлежит Вильсону, который выдвинул ее после первой мировой войны. Изначально у него было двенадцать пунктов. В то время он демобилизовал свои войска, а Англия и Франция – нет. И он в то время сказал, что и колонии – это нехорошо, и то нехорошо и это. Но Англия и Франция сказали: «нет, подождите». И в итоге из этих двенадцати пунктов выбросили половину, потому что у Англии и Франции были другие взгляды.

- Если бы Вильсон был евреем, то сказал бы: «хорошо, но потом вы увидите, как я был прав». И он действительно оказался прав. В итоге второй мировой войны Англия потеряла свои колонии, выиграла Америка в большей части. А Вильсон и все кто были до него сказали: «мы пытались, но у нас не получилось».

- Это все так, но немножечко не так. Вот, например, помните, на чем сломала себе шею салазаровская администрация Португалии? Она смогла стабилизировать обстановку в Португалии, поднять экономику, но началась война в колонии, в Конго. Кто действовал против Португалии? В первую очередь Советский союз… Но оказалось, что против Португалии плечом к плечу действовали СССР и американцы, они действовали вместе. Очень странно в разгар холодной войны, но, тем не менее, это так. Я тогда не знал, что американцы действовали заодно с СССР… А почему так получилось? Потому что у них тогда была своя концепция: нужно было, чтобы колониальный мир исчез, чтобы был открытый мир для американских товаров.

- Возвращаясь к международным институтам. Факт признания государства - задача не каких-то конкретных государств, а международных институтов?

- Давайте о признании государства конкретно. Мы с вами сейчас находимся в Израиле. Самый свежий пример признания государства – это Палестина. Как это происходит? Ведь в 1948 году, когда было принято решение, на основании которого…Это было признанием государства? Нет. Кто образовал государство? Бен Гурион. А потом уже начался процесс признания в ООН. Что происходит с Палестиной (это единственный случай в мире)? Никакого государства нет, и даже ни одного признака государства не существует. Однако признание происходит. Швеция, Франция и другие начинают говорить о признании, и это признание только для них. А что еще только для них? Например, беженцы. Ведь что такое беженцы? Вот страна, вот граница, которую если кто-то пересек, то он беженец. А если он пересек следующую границу, то он уже не беженец. Далее, беженцами считаются те, кто непосредственно бежал. Это не его дети и не внуки, это не передается по наследству. Для всех, для всего мира, кроме палестинцев. То есть, что происходит?

  Ни для кого в мире такого нет, а для палестинцев существует.

  Что происходит в Сирии? Резня, крови уже по колено. И дальше будет хуже. А что происходит в Африке, в Нигерии, в Йемене? Но складывается такое впечатление, что весь мир занят Израилем, хотя здесь ничего подобного не происходит. И почему это так волнует французов, шведов, датчан? У меня нет корректного объяснения данному явлению, мое объяснение очень некрасивое. Происходит некая замена антисемитизма на антиизраилизм.

  Недавно Мартин Демпси прислал в Израиль группу американских офицеров изучать опыт войны в Газе, потому что этот опыт уникальный по своему действию пинцетом и сбережению жизней палестинцев - такого опыта ни у кого в мире нет.
Но одновременно с этим назначается комиссия по расследованию преступлений Израиля в Газе. То есть одновременно присылают специалистов изучать опыт действия в условиях сверхплотной городской застройки (чтоб никого лишнего не обидеть), и отправляют комиссию во главе с человеком, который кричит, что Нитаньяху место в тюрьме.

-Процессы создания псевдогосударственных хаосов распространяются сейчас очень сильно. Если бы в Египте к власти не пришли военные, там было бы то же самое, что в Сирии из-за ИГИЛа. Нет ли какого-то рецепта, чтобы можно было подобное остановить? Скальпельное решение – это временное решение, а есть ли другой выход, более основательный?

- Гвоздь у меня в сапоге кошмарнее, чем трагедия Гете? Мы сегодня смотрим, видим гвоздь в своем сапоге. Мы сравниваем сегодняшнюю ситуацию с мирным состоянием трехнедельной давности. А надо сравнивать сегодняшнюю ситуацию с состоянием 1948 года, или 1957, или 1963, 1973. Что было в эти годы? Была мощнейшая коалиция арабских государств, готовых сожрать нас с потрохами. Даже из Морокко собирались что-то послать. А что сейчас? Да, сейчас они выпускают эти «касамы», в Ливане Хизбала накопила мощнейшие арсеналы на складе. Но для того чтобы выстрелить пачкой, их надо вынуть, расставить на позиции, на пусковые установки и одновременно запустить. А это проблема. Их по очереди надо как-то вынимать. Им сказали, что если будет что-то такое, то пол-Ливана считайте нет. И мы не будем работать как в Газе пинцетом, мы будем работать по-другому. И мы неоднократно доказали, что можем так сделать. В итоге, когда была достаточно неприятная война в Газе, из Ливана никто не стрелял. То есть, да, мы оказались сегодня в неприятном положении, но это положение несколько другое. Уже нет тех ситуаций, в которых мы оказывались в 1973 году, нет тех коалиций, и нет даже такой возможности. Да, разговоры есть и есть война, но война четвертого поколения, которая может бить по сознанию. И вот теперь вопрос: помните взрывы на вокзале в Испании в 2004 году, за три дня до выборов? Они перевернули всю страну, страна стала другой: немедленно вывела войска из Ирака, немедленно поменялась политическая ориентация, все немедля. Потому что это были испанцы, и вот так произошло. А представьте себе такую же ситуацию здесь в Израиле. Ничего не будет. То есть, если мы говорим о факте, то в Испании и в Израиле один и тот же факт смотрится по-разному.

- То есть, можно сказать, что Израиль в условиях такого нового вызова является твердыней, здесь есть иммунитет. А мир к этому не готов, хотя там тоже появился этот вызов. Террористический метод, после которого государство начинает разваливаться. Франция для французов?

- За путаницей терминов идет путаница понятий. Француз это кто? Это тот, у кого паспорт, или это тот, кто этнически француз? Что имеется в виду? Во Франции это тот, у кого французский паспорт. Когда Марин Ле Пен говорит: «Франция для французов», я думаю, имеется в виду то, что этнические нефранцузы начинают бороться против этнических французов. Если бы не это, то жили бы себе и жили, интегрировались. Проблема, когда Тео Вангога начинают на улице резать, когда Марсель начинают разносить. И вот от этих таки-да, конечно, надо избавляться.

- Но очень велика вероятность того, что если она начнет избавляться от них тем способом, который предполагает, то Франция может превратиться в арену гражданской войны. При чем весьма серьезной.


- Давайте возьмем в качестве примера Канаду. Там была армия освобождения Квебека, которая террористическими методами боролась за его отсоединение. Премьер-министр ввел военное положение, отменил действие демократических законов, перебил эту армию Квебека, а потом восстановил демократию. И ничего страшного не произошло. Зато армия освобождения Квебека ушла в историю, оставшись только в справочниках. Франция – это держава, у которой есть реальная армия. Может быть не настолько обстрелянная, но реальная. А противостоит ей банда каких-то подростков, громящих города. Если будет команда, они их сотрут в порошок в пять секунд. Кого-то убьют, кого-то посадят, кого-то вышвырнут из страны, и будет тишина и покой. Важно одно- или такая команда, или смерть.

- Такую команду, если что, будет исполнять иностранный легион. Но кто ему даст такую команду?

- Давайте опять возьмем в качестве примера Израиль. Представим, что все арабы говорят, что Израиль – это факт, мы его обожаем, и с евреями будем жить как братья, построим совместные заводы, уберем границы, наших представителей в парламент и т.д. И это в современном мире будет прямая дорога к их выигрышу. А обстрелять нас ракетами из Газы – это не дорога к выигрышу. Но они идут именно по этому пути, то есть в сторону, противоположную от выигрышной. Потому что у них нет цели создать государство. Нет, и никогда не было.

- Если у них нет такой цели, то факт признания их государством некоторыми европейскими державами для них плох, а не хорош…

- Это плохо. Можно признавать Палестинскую автономию государством, но от этого она государством не станет. У нее нет ни одного атрибута государства,  и не будет, потому что как только они станут государством, они превратятся в государство без ресурсов, без промышленности, без подготовленного населения, без ничего. В государство, которое ничего не может производить, как Южная Осетия. Единственное, что они могут производить – террор, быть полигоном для различных бандитских ситуаций. Им нужно чтобы они создались, потом сделать некую провокацию с якобы нападением Израиля и снова вернуться к старому. Других вариантов у них нет. Потому что, если бы они были, то они бы сейчас строили предприятия, и вообще что-то создавали бы в этом направлении.



Pulse.ru

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев к данной записи еще нет
Ваш комментарий может стать первым
Добавить комментарий