cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
Интересное в номере
Общество
Раз, два, рептилоид заберет тебя
Событие
Проект на вырост
05/05/2014

Солнечный удар


Солнечный удар

Режиссер Ирина Керученко
В ролях: Юлия Марченко, Степан Балакшин

   «Солнечный удар» Ивана Бунина – вторая постановка Ирины Керученко в Александринском театре. Первой работой была инсценировка философского рассказа Достоевского «Сон смешного человека». Объединяет эти работы пространство Малой сцены, куда были перенесены оба текста. Художник Мария Утробина – постоянный соавтор Керученко, придумала сценографию и для этого спектакля. На выбеленных стенах нежные акварельные размывы. Несколькими деталями обозначается место действия: на широком помосте по левому краю расставлены кнехты, а дальше расположены таз с водой для утренних и вечерних моционов, белый стол, стулья и комод, с привычными женскими аксессуарами.

   Звучит торжественный марш и с правой стороны появляются Он (Степан Балакшин) и Она (Юлия Марченко). Поручик молод, горяч, крепко сбит, порывист в чувствах и движениях. Прекрасная незнакомка – тонка, хрупка, и из-за легкого, светлого платья и шарфа кажется почти бестелесной. Начинается разговор. Впрочем, обмен короткими репликами разговором назвать сложно. Героям слова не особенно и нужны. Жесты, взгляды, мимика оказываются гораздо выразительнее вербального способа общения. К тому же в самом рассказе диалогов как таковых практически нет. Зато очень много авторского текста, который Ирина Керученко перенесла без купюр. Актеры произносят бунинские слова, тут же визуализируя их. Для незнакомки эта история с самого начала становится легким приключением, которое позволяет ненадолго отвлечься от привычного образа жизни. Она хоть и молода, но, разумеется, уже обременена семьей, мужем и массой связанных с этим обязанностей и обязательств. И на молодого поручика смотрит снисходительно, с материнской любовью и нежностью. Для поручика же внезапно случившиеся переживания – первое сильное чувство. Бунин, определяя первые мгновения расставания и состояние после них, использует слова «легко» и «беззаботно». «Поручик как-то легко согласился с нею. В легком и счастливом духе он довез ее до пристани, - как раз к отходу розового Самолета, - при всех поцеловал на палубе и едва успел вскочить на сходни, которые уже двинули назад. Так же легко, беззаботно и возвратился он в гостиницу». Не то в спектакле Александринского театра.

   Когда возлюбленная его покидает, внутреннее смятение молодого человека прорывается наружу. Выражается оно в мощном  физическом движении, точнее – в метаниях по помосту, от одной стены к другой, в которые поручик еще и врезается  с такой силой, что начинаешь бояться за декорацию, зрителей сидящих впритык к ней и самого актера. Все действие можно было бы уложить и в шестьдесят минут времени. Тем более, к концу этого часа понимаешь -  герои успели сказать и сделать все, что написал Иван Бунин, и начинаются повторы и не слишком согласующиеся с общим текстом спектакля эпизоды. Например, когда Он (уже в который раз!) принимается срывать с нее одежды в порыве страсти. В своих, теперь довольно мучительных грезах, герой совершает одни и те же действия: помогает незнакомке собраться и провожает на пристань. И снова понимает –  больше никогда он не увидит эту женщину и пережитый однажды «солнечный удар» не повторится.

   Разумеется, Ирине Керученко, как и писателю Ивану Алексеевичу Бунину, интересно что происходит с человеком после «удара», сколь глубокий эмоциональный след остается в его душе и как он с этим будет пытаться жить дальше. Незадолго до финала, поручик, чтобы прекратить воспроизведение оставшихся воспоминаний, приколачивает к помосту подол ее платья, сумочку, туфли. Однако последнюю фразу рассказа произносит все-таки Она.

Pulse.ru

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев к данной записи еще нет
Ваш комментарий может стать первым
Добавить комментарий