cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
Интересное в номере
Общество
Раз, два, рептилоид заберет тебя
Событие
Проект на вырост
30/05/2012

Разрешить нельзя запретить.


Разрешить нельзя запретить.

Тема легализации короткоствольного огнестрельного оружия в последнее время вошла в перечень проблем, наиболее часто обсуждаемых в СМИ. А то, что острота этой темы только прирастает с годами, доказывает всероссийская акция, прошедшая 15 апреля в десятке российских городов, включая Петербург

По словам одного из организаторов мероприятия Ольги Курносовой, акция прошла под лозунгом «России — свободу, народу — оружие!» А в ее итоговую резолюцию вошли требования изменения правоохранительной практики по самообороне и возврата права на ношение короткоствольного огнестрельного оружия.

Правда, понятие «возврат» в данной ситуации не совсем корректно, потому как уже почти сто лет оружие в России свободно не ходит. Если обратиться к истории данного вопроса, то можно обнаружить, что хотя до 1917-го года на территории Российской империи владение оружием и являлось неотъемлемым правом любого законопослушного и психически здорового гражданина, но требовало все-таки разрешения компетентных органов. И дополнительно иногда вводились временные или местные ограничения, вызванные уважительными причинами. Так, волна (жестких по тем временам) ограничений прошла в период революции 1905 года — в силу необходимости не допустить вооружения революционно настроенных масс. Такое относительно свободное хождение оружия закончилось в 1918 году с появлением декрета «О сдаче оружия». В 1920 году был издан новый декрет «О выдаче и хранении огнестрельного оружия и обращении с ним», который окончательно выделил отдельную касту «имеющих право». К ней причислялись лица, которым по долгу службы присваивалось оружие, т.е. военные, состоящие в частях войск, милиции и т.п. И в последующие годы в отношении короткостволов ничего не менялось. Метания законодательства происходили только по части длинноствольного оружия. Продажу и хождение длинностволок то разрешали, то вновь запрещали, то подвергали обязательной лицензии или регистрации. На данный момент длинноствольное оружие разрешено с определенными ограничениями, согласно Федеральному закону «Об оружии» от 1996 года.

Что касается короткостволов, то за столько десятилетий, в которые они находились под запретом для гражданского населения и были доступны только для «избранных», не могли не сложиться некие стереотипы, которые теперь очень сложно будет ломать и большинству, и «избранным», и законодателям. И пока что реакция тех, от кого в итоге будет зависеть судьба законопроекта, и результаты опросов общественности (большинство данную инициативу не поддерживает) говорят о том, что в ближайшее время судьба сложится не в пользу легализации оружия. Как ни удивительно, но мнения власти и большинства по данному вопросу сошлись. И почему это произошло, отчасти понятно. Ведь мотивировки неприятия легализации оружия и у общественности, и у власти удивительно схожи по своей сути. А при подробном анализе этих мотивировок можно обнаружить, что и те, и другие руководствуются скорее не доводами разума, но чувством страха (перед собственными согражданами и оружием как таковым). А также чувством глубокого недоверия друг к другу — власть категорически не доверяет народу, а народ — и власти, и себе подобным. Иначе, наверное, нельзя объяснить, почему самыми популярными ответами при опросах на данную тему являются ответы с формулировками типа: «у нас слишком много идиотов», «все друг друга перестреляют» и «только не при нашей коррупции». Правда, такие ответы говорят о том, что сам отвечающий, может быть, и не отказался бы от личного пистолета, но при условии, что у соседа такого же пистолета не будет. Те же, кто осенен властью, недалеко ушли в своем мироощущении от простых обывателей, опрашиваемых на улицах и в интернете. Другое дело, что формулировки их более витиеваты и зачастую прикрыты удобной, но временами непонятной статистикой. Так, например, один из уважаемых представителей комитета Государственной думы по безопасности в качестве довода «против» напомнил о существовании семи миллионов сограждан-алкоголиков, четырех миллионов наркозависимых, а также о наличии загадочных «80% психбольных по отдельным категориям». Естественно, что вывод из подобной статистики он мог сделать только один: «Кому оружие-то давать? Я бы рогатки даже не дал, не то что оружия». И с этим выводом сложно не согласиться — действительно, раздавать оружие алкоголикам, наркоманам и психбольным было бы крайне неосмотрительно. Но вроде бы к такому никто пока и не призывает.

Получить возможность обзавестись личным оружием хотят, прежде всего, люди, которые в состоянии нести ответственность за собственные поступки, за собственную безопасность и безопасность окружающих. И почему бы им таковую возможность не дать? Ведь те, кому оружие необходимо для противоправных действий, уже и так его имеют — и им плевать на запреты, законность и статистические данные. И количество незаконного оружия, ежегодно изымаемого у населения, почему-то не убывает с годами, а только прирастает. И если система не в состоянии справиться с разоружением незаконопослушных граждан, то почему она не хочет дать возможность вооружиться гражданам законопослушным, чтобы хоть как-то уравнять шансы?

Отчасти такой шаг уже был сделан, когда легализовали оружие травматическое. Но в использовании травматического оружия на поверку оказалось много подводных камней. Наверное, в данном случае злую шутку сыграло само название «травматическое», т.е. по сути не могущее привести к летальному исходу. Следовательно, на подсознательном уровне обладатель данного вида оружия не видит в нем особой опасности для окружающих. Наверное, отчасти именно такое отношение привело к всплеску случаев смертей и серьезных членовредительств, связанных с его применением. Теперь у законодателей появился прекрасный повод не только вновь запретить травматику, но и использовать неудачный опыт её разрешения для мотивации отказа в легализации огнестрельного оружия. Но в отличие от травматики обычный пистолет всегда можно идентифицировать, и психологически — оружие есть оружие, поэтому и отношение к нему будет соответствующим, т.е. ответственным. Все возможные «за» и «против» по части легализации огнестрельного оружия приводились уже неоднократно. Весы пока что не склонились ни в ту, ни в другую сторону. Самый же лаконичный довод против легализации из озвученных в последнее время прозвучал из уст без пяти минут главы государства. Сводился он к тому, что нельзя разрешать ношение оружия, потому что в нашей стране отсутствует культура обращения с ним.

Выражаясь метафорически, это значит, что воду в бассейн нам не нальют до тех пор, пока мы не научимся плавать. А то, что шансы научиться плавать, при отсутствии бассейна, ничтожно малы…

Лариса Щурова

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев к данной записи еще нет
Ваш комментарий может стать первым
Добавить комментарий