cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
Интересное в номере
Общество
Раз, два, рептилоид заберет тебя
Событие
Проект на вырост
19/08/2011

Полина Ермакова. От Азбуки до разговоров об искусстве…


Полина Ермакова. От Азбуки до разговоров об искусстве…
Координатор проектов издательства «Арка», победитель международного конкурса молодых издательских работников YCE 2012 Полина Ермакова рассказала обозревателю PULSE, почему детские бумажные книги и книги по искусству будут держаться до последнего и как правильно рассказывать детям о барокко

— И здательство «Арка» появилось в 2006 году. И является партнером Эрмитажа, но не издательством музея, верно? А почему вы выбрали такую форму сотрудничества?

— Издательство создавалось абсолютно с нуля. Именно как независимый издательский проект. Принципиальным моментом было иметь определенную самостоятельность в издательской политике. Конечно, не потому что мы не любим Эрмитаж. Мы его любим и находимся в тесной связке с научными сотрудниками музея, обращаемся к хранителям за советом и уточнениями.

— И вы придумали издавать книжки для детей. Но не простые, а по искусству.

— Изначально нам было крайне важно занять собственную нишу. Научные каталоги выпускает издательство Эрмитажа, альбомы для туристов печатают и перепечатывают многие коммерческие издательства. Поэтому мы решили запустить издательскую программу в рамках так называемых special museum publications. Это книги, раскраски, календари, открытки, игры для самого широкого круга читателей, не изощренных знатоков, но людей, любящих искусство. Я не могу сказать, что мы — ах, какие новаторы. Во всем мире такое направление существует. И да, для нас главным приоритетом были и остаются книжки по искусству для детей и родителей. В Эрмитаже есть замечательный школьный центр, и мы всегда с ними в тесном контакте.

— Вы с ними советуетесь о предпочтениях детей — что нравится, что нет, да?

— Конечно. Комментарии и поправки всегда с удовольствием учитываем. Вот сейчас мы запустили серию маленьких книжечек: «Про музей читаю сам», «Считаю сам в музее», «Все цвета радуги в музее», «Азбука животных». Про все макеты мы спрашивали совета специалистов по музейной педагогике.

— И какой была, кстати, ваша первая книга?

— Символично, что первой нашей книгой стала «Азбука. Из коллекции государственного Эрмитажа». Более того, это была не только первая книга нашего издательства, но и первая музейная азбука в России.

— То есть до вас этого вообще никто не делал!? Ни Русский Музей, ни Третьяковская галерея? А почему так? Там же тоже есть издательства-партнеры.

— Я не могу сказать наверняка. Но на момент, когда мы стали запускать свою издательскую программу, аналогов не было. Хотя это не значит, что не было аналогов вообще. Безусловно, мы имеем в виду и опыт западных музеев.

— А там это направление хорошо развито, я так понимаю?

— Детское музейное направление — да. Если мы придем в Британский музей, то увидим отдельный, огромный детский магазин, полный раскрасок и познавательных книг. И сейчас, мне кажется, в этом направлении движется и русское музейное книгоиздание.

— Бестселлеры уже есть в вашем издательском портфеле?

— Да. И «Азбука», и другие детские книги продаются очень хорошо. Мы купили права на книгу «Как говорить с детьми об искусстве». И были бы счастливы, если бы нашелся человек, который бы взялся написать книгу «Как говорить с детьми об Эрмитаже». Мы всячески открыты для всевозможных предложений.

— А книги по искусству в принципе востребованы?

— Как я себе это представляю, сейчас каждый год ситуация меняется. И мне кажется, что две позиции книжных проектов, которые будут до последнего востребованы в бумажном виде, как раз книги по искусству и детские книги.

— Почему?

— Мы смотрим на европейскую динамику и понятно что, скажем, справочная литература, путеводители уже ушли в Kindle, IBooks и тому подобное. То есть в электронный формат, и это значительно удобнее. Что касается художественной литературы, текста как такового — он тоже так или иначе переходит в электронный формат. Другое дело, что в России рынка электронных книг сейчас практически нет. И не будет, пока четко не сформулируют законодательство в отношении пиратов.

— В марте этого года образовался Независимый книжный альянс. Вы уже вступили в него?

— Да, мы в него входим. Это, конечно, благое начинание, и мы его всячески поддерживаем.

— Есть ли для вас уже какая-то практическая польза?

— Пока мы участвуем в независимых книжных ярмарках. По мере сил. Это замечательная практика.

— А что они вам дают как издательству?

— Что касается независимых книжных ярмарок — конечно, это открытая площадка, на которой на довольно выгодных условиях и для издателей, и читателей можно представить книги. Пока, к сожалению, нет возможности обеспечить и рекламную поддержку, и договориться о постоянном месте. Было бы замечательно, если бы у маленьких издательств образовалось постоянное пространство и петербуржцы бы знали — каждую первую субботу или воскресенье можно пойти на набережную и покопаться в старых книгах, купить новинки независимых издательств и тому подобное.

— А есть ли масштабная книжная ярмарка, куда вы ездите с удовольствием?

— Красноярская. Очень благородная затея и идеальная организация. Как раз в Красноярске показано, как все можно сделать удобно. Кроме того, насколько я понимаю, фонд выделяет деньги библиотекарям, которые ходят по ярмаркам и, имея гарантию того, что у них есть финансирование, выбирают книги для областных библиотек. Такая вот косвенная поддержка чтения. Стимулирование библиотек к заказам очень сильно помогает издателям книжным. И на этой ярмарке у нас всегда хорошие показатели по продажам.

— Вы отдаете предпочтение сетевым магазинам или сотрудничаете с независимыми книжными магазинами?

— Так одно другого не исключает. Мы стараемся охватить как можно больше торговых точек.

— С регионами работаете?

— Стараемся.

— Получается?

— С кем-то получается, с кем-то нет. С почтовым отправлением какая-то странная математика. Если ты отправляешь палку колбасы или книжку — все равно платишь одинаково. Кажется, в Германии есть такая косвенная налоговая стимуляция — за отправку книг почтой платишь меньше. Та же история с арендой. Сердце кровью обливается, когда, например, книжный магазин в центре города платит такую же аренду как и рюмочная за углом. Безотносительно к рюмочной (смеется). Я их тоже люблю. Но это же невозможно, это же вещи разного порядка. И мы все мечтаем о том, чтобы пропаганда чтения была не только на словах, но и в налоговых льготах. Хотя бы по аренде. Хотя бы книжным магазинам. От этого выиграют и издатели, и книготорговцы, и, конечно же, читатели.

— А как происходит ценообразование в магазинах?

— Цену назначает торговец. И это отличает Россию от многих других стран. Если цену назначает издатель и потом дает скидку магазинам, он может даже действовать в ущерб себе — отдавать книгу по себестоимости или ниже. Но есть уверенность — книга будет недорогая. Мы можем дать книготорговцу скидку и ниже отпускной цены, но все равно не можем проконтролировать конечную цену в магазине. Конечно, есть неформальные дружеские контакты и можно позвонить и сказать: «Ну что же вы, коллеги!?» А вот когда речь идет о каких-то мастодонтах, то тут ничего сделать не можем.

— Есть еще один важный момент в вашей практике — книги у вас не только на русском, но и на английском.

— Для нас это важно, да. В музее и городе, который тоже музей в некотором смысле, много туристов, гостей. Так что мы стараемся издавать книги на русском и английском языках. В принципе, мы всегда стремимся охватить максимально широкую аудиторию и быть любопытными. Например, книгу «Кошкин дом в Эрмитаже» покупали и любители кошек, и дети. Чтобы заинтересовать малыша, ему надо показать какой-то объект, который вызывает симпатию и апеллирует к чувствам. А не говорить ребенку про барокко и жемчужные переливы серого, хотя я-то как раз именно это и считаю самым интересным в жизни (смеется). Но когда идешь с ребенком по музею, он обращает внимание на кошечек, собачек, доспехи, костюмы и буфет. И в этом нет ничего дурного. Мы далеки от снобизма. Хотя, конечно, мы с удовольствием выпускали бы более серьезные книги. Открою тайну — в ближайшие полтора года у нас выйдет несколько серьезных, но удивительно увлекательных книг, которые, я думаю, расширят представление о нас как только о детском издательстве.

Беседовала Наталия Эфендиева

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев к данной записи еще нет
Ваш комментарий может стать первым
Добавить комментарий