cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
Интересное в номере
Общество
Раз, два, рептилоид заберет тебя
Событие
Проект на вырост
06/09/2013

Нетривиальное чтиво


Нетривиальное чтиво

Целые десятилетия мы прожили под лозунгом, провозглашавшим нас самой читающей страной в мире. И твердая в этом убежденность долгое время согревала душу советским гражданам, внушая гордость за своих соотечественников. Но теперь уже сложно сказать, насколько это утверждение соответствовало истине. Хотя и не хочется думать, что он был всего лишь одним из аналогов анекдотичного лозунга про «советского слона — самого большого слона в мире». Известно лишь то, что в девяностых ситуация начала в корне меняться, и уже исследования пятилетней давности показали, что россияне оказались лишь на седьмом месте по количеству часов, уделяемых чтению. Оказалось, что средний россиянин читает всего семь часов в неделю, на полчаса опережая весь остальной мир, но, в то же время, сильно уступая по читательской способности индусам, китайцам, таиландцам, филиппинцам, чехам и даже египтянам.

С одной стороны, несколько обидно уступать пальму первенства странам третьего мира. С другой стороны, раз уж мы по части чтения держимся на среднемировом уровне, то для особого расстройства нет причин. Но ситуация с массовым чтением все же удручает, и в первую очередь, начитанную часть населения, не понаслышке знакомую с «радостью печатного слова». Удручает она и преподавателей всевозможных учебных заведений, потому что современные учащиеся зачастую не просто не знают столпов мировой литературы, но и не могут связно выразить мысли, так же как не могут составить маломальски сложное предложение при написании сочинения. По мнению специалистов–гуманитариев, все это является прямым следствием того, что люди перестали читать. То и дело таковые специалисты предлагают различные пути решения вновь обретенной проблемы всеобщей безграмотности, перманентно реформируя образование, но проходит год за годом, а воз и ныне там.

Причин происходящему, как оказывается, может быть много. Одни утверждают, что во всем виновата школа, а точнее непрекращающаяся реформа образования, делающая все только хуже. В частности, в итоге реформирования чуть ли не больше других пострадала литература, которая якобы и отвечала за появление у будущего взрослого гражданина непреодолимой потребности в чтении. Другие говорят, что все дело в изменении жизненных ­реалий: ведь всю необходимую информацию современные школяры предпочитают добывать из интернета. Третьи говорят о засильи масскульта, в котором безвозвратно растворилась качественная литература. Наверное, каждая из этих версий может претендовать на истинность. Но, ­прежде чем впадать в окончательное уныние, стоит задаться некоторыми вопросами. Например, какой меры вина за то, что дети не хотят читать, может лежать на школьном курсе по литературе? И может ли школа привить ребенку любовь к чтению?

Большинство тех, кто застал еще дореформенную школу советского образца, наверняка скажут, что та не привнесла в их жизнь особой тяги к ­чтению, как и особой любви к русской литературе. А в отдельных случаях может выясниться, что уроки литературы и вовсе отбили вкус к русской классике. Кто испытывал потребность в чтении, читали и без школы, а кто такой потребности не испытывал, того и школа не могла принудить. Некоторые произведения из школьной программы большинством не читались даже под угрозой плохой отметки, и редко кого можно было заставить прочитать то, что откровенно «не идет». Сталкиваясь с таким произведением ученики–аутсайдеры предпочитали получить честно заработанную двойку, а более дисциплинированные зараба­тывали свои от тройки и выше исключительно за счет рерайта критических статей. В итоге, подавляющее большинство все–таки знало что такое «Разгром», «Как закалялась сталь» или «Война и Мир», но мало кто читал эти произведения по–настоящему. Современным школьникам, зачастую, приходится гораздо труднее. У них нет сочинений, на которых можно выкрутиться за счет «­собственных размышлений» на тему произведения, зато есть классные викторины и тесты на механическое знание текста. И двойку за такие «проверочные» можно получить не за неудачную попытку объяснить мотивацию поступка Грэя, потратившегося на ткань для новых парусов, а за то, что не помнишь название корабля, на котором Грэй плавал юнгой. Если у советского школьника после третьего сочинения про невинно убиенную Муму возникало острое желание начать тихо ненавидеть Тургенева, то у современного школьника столь же бурные чувства возникают после третьей классной викторины на доскональное знание текста. Есть конечно же и исключения из правил: кому–то очень может повезти с учителем, который способен в буквальном смысле заразить весь класс даже неинтересным на взгляд учеников произведением или автором. Но такой учитель — огромная редкость, а потому не везет, как правило, подавляющему большинству. Поэтому, если сравнивать прежние времена с нынешними, то получится, что в преподавании литературы мало что изменилось. И хотя в силу последних преобразований форма преподавания этого предмета претерпела изменения, суть осталась фактически прежней. Все те же списки литературных произведений для обязательного прочтения и бесконечные споры кого в них стоит включить, а кого, наоборот, вычерк­нуть. Наверное, специалистам–литературоведам виднее как такие списки должны выглядеть, но пока что никто не задался вопросом, а нужны ли они вообще. Не правильнее ли было бы, коль скоро ситуация с чтением представляется катастрофической, преподносить русскую классику не как некое сакральное вместилище «русского культурного кода», обременяя ее еще и идеологической подоплекой, а ­просто как литературу. Дать ученикам больше самостоятельности при выборе книг, просто подсказывая им нужное направление, и не заставлять читать то, что абсолютно для них чуждо на данном этапе жизни.

Но составление всевозможных списков у нас как будто бы в крови. Причем грешат этим занятием не только специалисты от образования, но и сами читатели. В тех же соцсетях то и дело можно наткнуться на списки книг, которые озаглавлены следующим образом: «50(или 100) книг, которые должен прочесть каждый»; «25 книг, которые изменят вашу жизнь»; «Список книг, рекомендованных к прочтению РАН»; «15 самых популярных книг по итогам голосования»… и так далее, и тому подобное. Стоит появиться подобному списку на прос­торах интернета, как тут же начинается склока промеж комментаторов. Те, кому уже удалось ознакомиться с перечисленной в представленном списке литературой, начинают требовать исключить из него недостойные, с их точки зрения, произведения, другие начинают возмущаться тем, что в него не вошли более достойные, а третьи кидаются составлять свой собственный эксклюзивный список. Все эти споры выглядят достаточно смешно и бессмысленно: ведь книга — это, прежде всего, дело вкуса. Но они доказывают лишь одно —  у нас на самом деле довольно много читающих людей. Причем читающих не абы какую бульварщину, а действительно хорошую литературу, и даже при наличии часто ругаемого школьного образования. Кто–то возможно скажет, что раньше таких людей было больше, но вряд ли это будет соответствовать истине. Как известно, раньше и деревья были больше, и конфеты слаще. Что до читающих масс, то было ли чтение таким уж массовым явлением? Общество, в котором все поголовно читают и не что-нибудь, а исключительно высокохудожественные книги и представить–то себе очень сложно. И даже тогда, когда мы считались самой читающей страной в мире, активные читатели наверняка составляли лишь некий процент от общего населения, и часть этого процента, скорее всего, не выходила за рамки агитпропа. Вряд ли соотношение читающих и не читающих с тех пор сильно изменилось, а с приходом рыночных отношений, мы могли потерять лишь в качестве чтения, но никак не в количестве. Да и рынок тоже не монстр, хотя и диктует свои правила. В большинстве случаев он сделает ставку на бульварные бестселлеры, но, в то же время, не забудет предоставить и выбор иных книг.

Так что кажется, по меньшей мере, прежде­временно оплакивать книги и читателей. Но также, наверное, не стоит приписывать чтению заоблачные возможности. Литераторы и книголюбы, зачастую уподобляются кулику, хвалящему свое болото. Бесспорно, художественная литература расширяет кругозор, увеличивает копилку жизненного опыта, структурирует мысли и, как принято говорить, воспитывает душу. Но все же не стоит приписывать ей свойства панацеи, способной разом избавить мир от всевозможных социальных недугов. Во всяком случае, от ограниченности, эгоизма, подлости, снобизма и еще огромного числа околосмертных грехов, включая глупость, она спасает далеко не всегда.

Анна Демина

ОБСУЖДЕНИЕ

Солнце предотвращает рак кожи, а не вызывает его. пишет

Солнце предотвращает рак кожи, а не вызывает его.

С 80-х годов прошлого столетия доктора многих стран мира периодически предостерегают общество о возможной угрозе прямых солнечных лучей для здоровья кожи человека.
В итоге особо, мнительная публика, боясь солнечного света, прячутся в одежку в период с мая по сентябрь, либо наносят на тело, как мы выражаемся, косметическую продукцию с УФ-защитой.
Мотивация одна – понижение риска появления меланомы. Но недавние изучения английских экспертов демонстрируют, что конкретно такое поведение, увеличивает шанс развития меланом.
Нельзя не отметить - изыскания профессионалов из института Лидса, что высочайшие уровни витамина D понижают шансы злокачественных болезней кожи. Конечно же, не все мы знаем то, что остальные изучения подтвердили связь мощного иммунитета и витамина D.
Как показали эксперименты, это вещество способно предотвращать возникновение опухолевых клеток и, мягко говоря, усилить их гибель.
Как не прискорбно, у многих современных людей подмечен недостаток витамина D, что увеличивает риск большого количества небезопасных болезней, таких как:
-рак предстательной железы;
-рахит;
-остеопороз;
-рак кишечного тракта;
-рак шейки матки, иных органов.
Само-собой разумеется, отметила доктор института молекулярной медицины Лидса - Юлия Ньютон Бишоп, сниженное наличие у организма человека витамина D типично для нынешнего сообщества, не зависимо от страны проживания.
Хочется также подчеркнуть - не только солнечный свет содействует увеличению в организме витамина D, но и некоторые продукты питания, например жирная рыба способствует также увеличению витамина D в организме человека.
отдых в Сергеевке

Ответить
Добавить комментарий