cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
Интересное в номере
Событие
К наступающему готов!
Общество
Немарксов криптокапитал
31/10/2012


   На просторных берегах Балтийского моря в извилистых притоках и разветвлениях полноводной Невы более трех веков «стоит неколебимо» Санкт-Петербург, Великий город Великого Петра, участник и свидетель важнейших исторических событий, потрясших народы и цивилизации, инициировавший революции и войны, выстоявший в страшнейшую блокаду. Он главенствовал в могущественной империи, был пасынком кремлевских властителей, его безжалостно разрушали, повергали в невзгоды. А он выстоял. Не оттого ли, что люди, населявшие его, принадлежали особой породе, сформировавшейся в недрах великой державы, любившей родной город больше собственной жизни…

   Одновременно со строительством Петербурга Петр I создавал империю с новыми порядками, новой властью, осуществляемой новыми людьми. Царь твердо знал, что останься столицей Москва, замыслы его или не осуществятся, или потребуют неимоверных усилий, куда больших, чем ему предстояло потратить. Бояре, боярские сынки-стольники, постельничие, сокольничие, привыкшие к сонной неспешной жизни, заплывшие жиром безделья, дьяки и подьячие, малограмотные мздоимцы не захотят жить иной жизнью, а если захотят, то не смогут. Формально империей Россия сделалась в 1721 году, когда 4 ноября в заседании Правительствующего Сената Петр Алексеевич благосклонно принял титул «Отца Отечества» императора всероссийского, возложив на себя верховную светскую власть и главенство над российской Православной церковью. Петербург Петра Алексеевича и даже Елизаветы Петровны внешне ничем не напоминал имперский город. Имперскость придали ему зодчие Екатерины Алексеевны и ее внуков, время и обстоятельства потребовали архитектуры иного типа. Молодая столица стремительно заполнялась множеством чиновников и военных, наводнивших суровые административные корпуса и казармы, постепенно сделавшиеся ее каркасом. В сравнении с другими столицами Петербургу повезло: этот внешний архитектурный каркас заметен лишь при особо внимательном поиске. В пасмурные дни имперскость проявляется легче, влага придает городу суровость холодного серого блеска. Пушкин, Лермонтов, Достоевский, Блок ее видели, но совершенно по-разному. Империя стремится зримо внушить свое могущество. Поэтому в столице появились монументы монархам, обелиски победам, величественные архитектурные ансамбли, просторные царские резиденции, привилегированные учебные заведения, храмы, шпили, колокольни. Нескончаемые парады гвардейских полков, торжественные смотры, многолюдные празднества, балы демонстрировали богатство и силу державы. Искристые бриллианты, невиданный восьмидесятиметровый шлейф парадного платья Екатерины II, самый пышный в Европе двор завораживали иностранных резидентов, вселяли в них почтение...

   Имперский Петербург — столица могучей империи, город, где сосредоточена светская и церковная власть с осуществлявшими ее чиновниками, военными и духовенством, город, внушавший страх, преклонение перед законом и силой; диктовавший моду и стиль, пристрастия и традиции; влиявший на архитектуру и другие области искусства; во всем задававший тон город бюрократии, финансов и торговли. Таким был Петербург до 1918 года, таким — городом, излучающим блеск великой европейской державы, — он предстает на работах старых мастеров.

   Создание гранитных берегов каналов и рек, фасадов зданий, убранства интерьеров требует больших материальных затрат. Одним из важнейших решений, принятых Петром Великим и обеспечивавших будущее процветание Петербурга, было изменение движения денежных средств с целью направления их в строив-шуюся Северную столицу. Преодолевая сильнейшее сопротивление купцов и мореходов, решительный самодержец одним махом развернул торговые караваны на Петербург. «Чтобы большая часть российских товаров вывозилась из Санкт-Петербурха, — повелевал монарх, — а протчим определить часть из тех мест, кои по удобности пути и по близости к портам тем подлежат». Заморские капитаны быстро освоили новые маршруты, ведущие к юной столице, — порожними домой возвращаться никто не желал. В 1724 году Петербургский Морской порт принял 236 судов, Архангельский — 19. Порт давал городу более половины доходов, и они тратились на строительство.

   Петербург расположен на равнине, лишенной возвышенностей, разнообразие холмистых рельефов Рима, Москвы и других городов ему заменила невская дельта. Она хороша сама по себе, без вмешательства человека. Создавая наш славный город, строители всего лишь подправили ее контуры, своим вторжением не навредили. Прямые улицы — часто параллельные, иногда сходящиеся лучами. Так можно строить по единому плану на плоской пустынной территории, где замысел ограничивается водными преградами. Закладывая город, Петр Алексеевич видел дальше других, много дальше. Его замыслы предвосхитили появление тех красот, которые окружают нас сегодня. Царь сам выбрал место для храма, верфи и крепости, указал на участки первоочередной застройки, сам делал замеры, чертил планы, писал к ним поясняющие «пункты», рассматривал архитектурные проекты. С помощью талантливых зодчих Петр I создал основу плана застройки Петербурга и превосходный архитектурный стиль.

   В XVIII и XIX столетиях в Петербурге постоянно действовали архитектурные и строительные комиссии, разрабатывавшие планы его застройки и осушения территорий, осуществлявшие контроль за закупкой материалов и возведением зданий, их охраной, разбивкой парков, рытьем каналов, спрямлением береговых линий рек. С самого основания город рос и развивался в строжайшем соответствии с утвержденными монархами планами. Хаотически возникавшие сооружения подлежали безжалостному сносу. В конце 1730-х годов появились фиксирующие топографические планы. Число печатных и рукописных планов Северной столицы и ее частей приближается к трем тысячам.

   Можно ли увидеть Петербург глазами Петра I, его потомков, узнать, каким был наш город сто, двести лет тому назад? Да — обратившись к работам живописцев и графиков, запечатлевших город. Исполненные ими архитектурные ландшафты наряду с топографическими планами и архитектурными проектами позволяют получить представление о том, какой была Северная столица, какие она претерпела изменения, что утрачено, что перестроено. Но старые топографические планы и архитектурные проекты не общедоступны, знакомство с ними требует специальных знаний. Остаются творения художников — архитектурные ландшафты Петербурга, их очень много, большую часть из них составляет печатная графика (гравюры и литографии). Глядя на них, складывается впечатление, будто Петр I учился и в совершенстве овладел профессией градостроителя, что градостроительство его главное и единственное призвание, что Петербург не первый город, который он создал, что у него за плечами десятки превосходных городов. Так сумел царь предвидеть его развитие.

Ф.М. Лурье

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев к данной записи еще нет
Ваш комментарий может стать первым
Добавить комментарий