cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
Интересное в номере
Общество
Раз, два, рептилоид заберет тебя
Событие
Проект на вырост
16/10/2014

Жизнь за царя



Режиссер: Джулиано ди Капуа
В ролях: Илона Маркарова, Павел Михайлов, Игорь Устинович,
Александр Кошкидько, Андрей Жуков

   «Жизнь за царя» Театро ди Капуа мигрирует по городу Петербургу. Играют его то в галерее «Борей», то в квартире на Моховой, 20, где размещается редакция журнала «Звезда». Декорации, придуманные Сергеем Гусевым, позволяют спектаклю приспособиться, наверное, к любому пространству, в котором доведется оказаться. Несколько простеньких стульев, стол, рождественская елка, фотоаппарат и фотопринадлежности того времени, пара музыкальных инструментов – вот и весь арсенал, данный в распоряжение пяти актеров.  Точнее – четырех, ибо Андрей Жуков выступает только в прологе и эпилоге истории.

  В полумраке обшарпанного подъезда на Моховой будущие зрители рассредоточиваются по большой лестнице, и при трепещущем, грозящем то и дело погаснуть свете свечей, слушают Андрея Жукова. Он зачитывает два обращения к российским императорам. В первом, датированном 1881 годом, писатель Лев Толстой увещевает Александра III, призывая проявить милосердие и гуманизм и помиловать народовольцев. Во втором, написанном на седьмом году правления Николая II, философ Лев Толстой, обращается к императору на равных, называя его братом, и говорит о самодержавии как об отжившей форме правления, пригодной разве что для Африки, о падении престижа царской власти и о том, что «только узнав желания и нужды всего народа или большинства его, можно управлять народом и сделать ему добро».  Закончив читать, Жуков предлагает подняться выше, но до того как все попадут в игровое пространство, зрителей ждет еще одна остановка  - на площадке перед дверью редакционной квартиры все тот же замечательный Андрей Жуков проявит фотографии будущих героев «Жизни» и расскажет, как любовь к этой форме фиксирования реальности в итоге погубила цареборцев.

   Текст спектакля собирается из писем к родным и заметок народовольцев, судебных протоколов, актов допросов, врачебных заключений и мемуаров. Сухие, канцелярские выражения официальных документов в исполнении Илоны Маркаровой, Павла Михайлова, Игоря Устиновича и Александра Кошкидько звучат страстно, эмоционально и временами даже исступленно. Каждый наполняет свой текст сильнейшей энергией. Разумеется, в народовольческих репликах легче легкого обнаружить аллюзии на день сегодняшний. Душевное состояние людей и страны, поведение власти, безуспешные попытки сломать забетонированную систему, одиночные и массовые протесты, напоминания о «процессе 193-х»  – все это мгновенно считывается и параллели проводятся. Но спектакль вряд ли стал бы событием, если бы режиссер и исполнители концентрировались исключительно на общих местах, открывающихся в исторической перспективе. Зритель видит живых людей с их идеями, страхами, переживаниями и душевными муками, искренними устремлениями и… доведенных до отчаяния. Историю неудачного покушения Веры Засулич на петербургского градоначальника Трепова Илона Маркарова буквально пропевает, под гитарный перебор. Поет с надрывом, так, как обычно исполняют цыганские романсы. Каждому тексту найдена своя интонация: от ровной и спокойной до шутливой, пародийной, гротескной и трагической. Эпизоды сменяются словно в калейдоскопе: рассказ о покушении на шефа жандармов генерала-адъютанта Мезенцова; зачитывание Дедом Морозом манифеста народовольцев; яростное требование одного из заключенных Алексеевского равелина  доставить в камеру журналы и дать воздуха; трогающая своей наивностью просьба Николая Кибальчича (человека удивительной технической одаренности) принять к рассмотрению его проект летательного аппарата, изложенная накануне казни; рассказ о «хождении в народ» и чудовищной медицинской статистике; полное тоски письмо Геси Гельфман к матери; медицинское свидетельство о ее смерти. Актеры не оправдывают своих героев, не романтизируют их, но и не рисуют оголтелыми убийцами, у которых руки по плечи в крови. Испробовав все доступные способы мирного сопротивления, они все-таки приходят к роковому решению. Утрата иллюзий оборачивается кровавой расправой над властью. Свечки на елке, зажженные Илоной Маркаровой где-то в середине спектакля, гаснут, а вместе с ними завершается рассказ о  людях, когда-то звавшихся героями, позднее - террористами, и затем, казалось бы, канувших в Лету. «Жизнь за царя» восстанавливает память о них в достаточном объеме, чтобы попытаться теперь посмотреть на давние события с другой точки.

Театро ди Капуа
+79819832741    
www.teatrodicapua.com

Pulse.ru

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев к данной записи еще нет
Ваш комментарий может стать первым
Добавить комментарий